Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

бука

-20

За окном пьяные гаишники выписывают на «волге» пируэты на заснеженной дороге. А может трезвые, просто на летней резине.
Мое крыльцо украшено разноцветной моргающей гирляндой, и если б не -20, я бы постояла и покурила на нем в окружении кошек, сверкающего, как в песне, серебрящегося в лунном сиянии снега, заснеженной акации и калитки, настолько просевшей от сырости, что закрываем мы ее теперь при помощи загадочной хрени, сделанной по все видимости из челночьиничьего клетчатого баула, которую подарил нам сердобольный дядя Женя. Но я лишь наблюдаю за мусорами в течение минуты и, стуча зубными протезами, забегаю обратно в дом.
Из труб идет дым, все топят печи, а мы что - лохи что ль? - мы тоже топим, и из нашей трубы идет дым, и дома у нас жарко-прежарко.
В террасе, в углу, где стояла раньше плита, сейчас стоит самая красивая в мире живая елка, но в террассе где-то - 15, и любоваться на елку долго не получается.
В доме – сосновые ветки с шишечками и дождиком (мои кошки дождик не едят, вот так, да, завидуйте!), а еще гирлянда через всю комнату, которую развесила Лавровская. Гирлянду я не выключала ни на минуту, как на крыльце и на елке, так и в доме. Что мне счета за электричество, когда глазу уютно!
На столе, рядом с ноутбуком – маленькая дурацкая коровка, подаренная маме ее коллегой. Дурацкая – потому что нелепая, а что может быть милее моему сердцу, чем что-то дурацкое и нелепое? Да еще и в красной жилеточке. Когда никто не видит, я целую ее в пузо и поправляю на ней красную жилеточку.

Я ни капельки не жалею, что променяла столицу нашей родины на эту захолустную деревушку - родину маршала Жукова.

Пыспыс. А знаете, столько у нас тут стоит постирать белье в прачечной? Чтобы вот так его вам постирали, ничего не потеряли, и это при том, что никаких бирок пришивать не надо, да еще и погладили, ЗА 2 ЧАСА? 100 рублей мешок. Да. Плачьти.

Collapse )
бука

(no subject)

5 июля.
Снова поехали на дачу вдвоем с Алексеем. Всю дорогу он рассказывал мне про своих девушек, да так хорошо рассказывал, что я потеряла бдительность, и забыла про мусоров в Балабаново. И про то что пятница.

Гаишник выбежал на середину дороги, сжимая в руках «фен» и истерично замахал мне полосатой палкой. Ну вы в курсе, как я отношусь к маханиям полосатой палкой – я резко ударила по тормозам, напугав гаишника, и подъехала вплотную к тому месту, куда он отпрыгнул от моей машины.

Забыв представиться, гаишник спросил «Девушка, ну шо ж вы так тормозите? Вы развернитесь во-о-он тама, и встаньте параллельно обочине!»

«Ну я ж вас бою-ю-юся, шо вы мине так машите?» - сказала девушка, и развернулась, поставив машину параллельно обочине. Ну не совсем параллельно. У девушки плохой глазомер.

«Вы превысили скоростной режим на 43 километра! Вон, смотрите – 103!»

«Вот это да!» - подумала девушка, всю дорогу едущая 140, - «Все-таки я не совсем дура, и интуитивно сбросила скорость перед Балабановым!», а вслух спросила: «А я думала тут 90 надо, не?».

«Неа», - ответил гаишник, - «Тут населенный пункт, тута 60 надо! Щас вам будет штраф на полторы тыщи рублей! Пройдите-ка в машину!»

Я прошла в машину, Алексей остался с гаишником консультироваться про страховку.

«Што ж вы так нарушаете, милая девушка?» - спросил меня второй гаишник, лет сорока на вид, сидящий в машине.
«Ой… Вы знаете… я ехала… а он мне тако-о-о-ое! Про любо-о-о-овь! О-о-ой! Я прям, знаете…»
«Ну-у-у, я бы тоже, если б с вами ехал, тоже бы вам про любовь рассказывал!», - сказал гаишник, критически оглядывая мой бюст.

Затем он заполнил протокол, и спросил:
«Марианна Никласовна, а можно нескромный вопрос?»
После вопроса о том, было ли у меня уже что-то с Алексеем, рассказывающим мне про любовь, любой другой вопрос был для меня более чем скромным, и я ответила «Да!», скромно потупив глазки.

«А у вас… э-э-э.. бюст… настоящий?»

«Конечно!» - ответила я гордо. Не зря я одела белую маечку со стразовым медведём во все сиськи, подчеркивающую мой настоящий бюст.

«О-о-ох!» - вздохнул гаишник, - «Тыща рублей! Меньше, к сожалению не могу!» - и протянул мне на подпись протокол.

«Вот ведь оно чо!» - подумала я, и всю оставшуюся дорогу моргала встречным машинам дальним светом.